В течение некоторого времени

В течение некоторого времени Александр мечтал. Он не был романтиком, т.е. человеком, которому присуще сознание лучшего, но которому недостает силы. Но задача была необычайно трудна: дело шло не только о реформе, но о целой революции. Со времен Петра Великого народ, так сказать, совсем не жил политическою жизнью,—вся история была сплошным насилием над его национальной природой с целью сделать его великим, и народ на это соглашался: он давал собой повелевать, при чем его внутреннее «я» не принимало участия в этой жизни.

Теперь надлежало принять новое направление, дать народу жить внутренней национальной жизнью,—это значило абсолютно порвать с прошедшим.

Это доступно какому-нибудь Петру Великому, а может быть, было бы невозможно даже и ему, потому что легче дисциплинировать и отливать в ту или другую форму народ силой, чем предоставить ему жить свободной жизнью; только сам народ мог себе помочь жить в смысле естественных последствий и условий такого применения: ломки всего прежнего иноземного, германо-прусского управления, (его цели, деньги и солдат) и славянской внешней политики: свободы Польши. После колебаний Александр вернулся к прежней политике. Но теперь это уже не явилось прежней свободной политикой, а реакцией как во внутренней, так и во внешней политике, потому что в России, как и в Европе, уже началась новая жизнь.

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях