В легенде о Фаусте

В легенде о Фаусте, оформившейся в конце эпохи Возрождения, увековечен тогдашний тип полуученого-полуфантаста, «овеянного авантюрным духом времени». Но и авантюризм, столь характерный для конца средних веков и начала Возрождения, был присущ не только общественному сознанию в лице таких его форм, как «наука» или «мораль», «политика» или «право», но и общественному бытию, проявляясь в зарождающейся и крепнущей предприимчивости и предпринимательстве во всех сферах человеческой деятельности без исключения. Активность, энергичность той эпохи была совершенно потрясающей, причем ею отличались почти все слои общества.

И несмотря на то, что в эти века резких контрастов полнота самоотдачи (например, в служении Богу), исполнительность, повиновение, смирение, послушание достигли, казалось бы, своей вершины, они прекрасно уживались со столь же высокоразвитыми самостоятельностью, независимостью, суверенностью, высочайшим чувством собственного достоинства, осознанием важности и высочайшей значимости своего существования.

Но помимо образованных и просвещенных деятелей в эпоху Возрождения жили, разумеется, самые обычные, «нормальные» люди, не титаны, не гении, ничем вроде не выдающиеся. Что они собой представляли? В той мере, в какой мы способны различить их в исторически далеком от нас периоде средневекового времени, именно они все более и более становились воплощением мирского, торгашеского духа. Во Втором послании к фессалоникийцам апостола Павла (III, 10) есть строчка: «Кто не работает, тот не ест». Судья Бридуа в романе Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» исказил это изречение следующим образом: Qui поп laborat; поп manigeducat, то есть «кто не работает, у того нет денег». Богатство стало новым божеством, и мы должны отдать должное Рабле, одному из первых обратившему на это внимание.

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях