Судя по прошлому

Судя по прошлому, можно надеяться и на казанских студентов: между ними всегда был слабосилен, ничтожен аристократический, барский элемент, и они скорее всего откликнутся на возрождение студентов.

Не лишне рассказать и то, что случилось на-днях в театре; это бросает свет, кажется, и на студенческую историю в новой ее форме. Именно, из отверстия над лампою вдруг сыплется целый дождь листков. Начинается суматоха, полиция бросается на чердак и видит, что там какой-то высокий господин читает с воодушевлением стихи, где воспевается царь; его задерживают; дальше что было, -неизвестно. Внизу же все нарасхват ловили листки, думая, что это прокламации.

Прошу тебя отписать мне в Петровскую академию, адрес мой знает… 1. Я с ним виделся летом на съезде. Впрочем, пиши в Москву в Петровскую академию, слушателю такому-то.

Любезный друг.

Я уже послал вам некоторые предостережения с Н.А.Д. Надеюсь, что они дошли до вас благополучно и произвели благоприятное впечатление.

Я имел бы основание прибавить и еще кое-что к изображенному уже в прошлом письме, но ожидаю вашего ответного послания, — тогда мне будет легче обсудить, насколько мои предупреждения уместны. Скажу пока, что еще две личности пострадали от непрактичности и были обмануты теми же людьми, о которых я извещал вас. Тон полученного мною из Москвы вашего последнего письма показался мне до бесконечности странным. Мне даже показалось, что письмо это было отчасти (весьма ловко, так ловко, что вы, быть может, и не заметили этого) продиктовано вам тем же ловким enfant terrible. Иначе, как мне понять, например, то, что (как вы пишете) этот барин изменил свое обо мне мнение? Я отвергаю всякое основание для такого изменения. С тех пор, как мы видались в последний раз, я, кроме неприятностей, ничего для него не сделал, а между тем вы изображаете, что он прежде считал меня дилетантом, а теперь считает действительным артистом. Он прямо (конечно, сдуру и притом в присутствии одного дурня из своей партии) говорил, что оставляет у себя сюртук и платок, дабы держать меня в руках, а вы пишете, что он уважает меня 66). Далее вы пишете, что не он, а вы посылали ко мне барыню и что будто бы позаимствовались от него лишь внешними знаками. Скажите, пожалуйста, зачем вам могли понадобиться какие-либо знаки? Неужели же недостаточно было бы вам изобразить: сделай то-то и подписать просто: П.Г. Успенский?

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях