Считаю его разумным

Считаю его разумным, иначе поступить нельзя. Не знаю, чем вы руководствовались: высказанными ли началами или побуждениями своего самосохранения, во всяком случае я не видал в этом какого-либо высоконравственного явления, — примерно, благородства… Да и сам не смотрю иначе на свое поведение на следствии. Повторяю, иначе нельзя поступить человеку, который дорожит своим достоинством, который не желает эпитета «ничтожества» (№ «СПБ. Ведомостей» 9 августа, смотри корреспонденции] «Моск. Вед.»)…

Прочтя вашу приписку о возвращении послания обратно, m-me «злая ирония» нашептывала мне кое-что… но я счел лучшим ответить на вашу недостойную выходку доверием к вам, а потому и не прошу о возвращении своего. Вы маленько не сообразили: класть в сортир не совсем удобно, в случае же надобности написать вам, у меня есть способы. Мы же, говоря вообще, вели себя отвратительно мерзко, быть может тут имели место глубокомысленные соображения осла Успенского.

После некоторых, — впрочем, немногих, так как был арестован, когда показания других вполне уже выяснились для меня, — изменений resume моих показаний следующее: Колачевского знаю немного (где познакомился, не спрашивали, если бы такой вопрос был бы предложен на суде, то отвечу: «кажется, летом на даче»), во взятии векселя не принимал никакого участия, даже и не знал некоторое время о самом факте; на другой день ходил с вами и Негрескулом в трактир для объяснений, так как мне было неприятно, что обвиняют в таком деле; разговор в трактире был следующий: ваша сторона высказывала подозрение, обещая, в случае неудовлетворения требования, заключавшегося] по крайней мере в содействии разъяснению и раскрытию дела, заявить полиции о случившемся.

Я, не желая компрометировать], обещал принять меры к разъяснению, причем уверял, что Нечаев не может сделать этого, что, наконец, сам вексель не имеет значения. После этого мы разошлись и более не виделись. На вопрос: «не ругал ли Колачевский Нечаева?», ответил: «да он бранил его, считая по рассказам очень дурным человеком, но где и когда не помню». Вообще старался быть лаконическим чем вызвал большое неудовольствие. Мелочи — концы нити, могущей обратиться в ариаднову, что действительно не раз и случалось. Есть головы, которым кажется, что знание мелочей предполагает полное знание всех фактов, а потому такая проницательность, часто ошалевшая от всеведения допрашивающего, все, все валит в кучу, не разбирая даже, поможет ли ей самой такая путаница. Вот по милости таких то господ сижу и я; при обысках (их было 3) у меня ничего не найдено; я был совершенно уверен, что меня не тронут, но — увы и ах! — слишком понадеялся.

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях