С внешностью

С внешностью связанное (например, манеры, речь, обладание важной информацией). Для сеньора высший момент наслаждения своим богатством — не стяжание, а, напротив, его общественное расточение.

В средние века щедрость оттесняет даже воинскую удаль и находится в центре этической системы ценностей рыцарства. «Я не отзываюсь дурно об оружии и разуме, но подарки правят всем», — меланхолически замечал один из поэтов. Эти слова могут быть неплохим эпиграфом к всемирной (и в том числе нашей) истории коррупции и взяточничества…

Обмен дарами — это взаимообогащение как обмен личностями. Если не отдаришь тоже — станешь зависимым от того, кто тебе подарил. Тогда тебе грозит опасность, причем двойная: и материальная, и нематериальная (обе — реальны). «Клад, пока он лежал нетронутым в земле или на дне болота, хранил в себе удачу своего хозяина и поэтому был неотчуждаем». Вплоть до XVIII века у европейцев сохраняется такое отношение к сакраментальной, почти мистической силе серебра и золота. Богатый скупец — чудовище, идущее против воли Божьей, считали в средние века. Предания о Робин ГУде, раздающем беднякам деньги богачей, связаны с проблемой щедрости теми же нитями, что и спор трубадура Раймбаута де Вакейраса и маркиза Маласпина. Первый обвинил второго в том, что тот вымогает деньги у купцов, проезжающих через его владения. Маркиз возразил: он грабит не из корысти, но лишь для того, чтобы раздать награбленное.

Столь обожаемые и превозносимые нами сегодня бизнесмены, банкиры (ростовщики), биржевые спекулянты, замыкающие обращение богатства на себя и являющиеся по отношению к нему «закрытой системой», — «внушают в средневековом обществе какие угодно эмоции — зависть, ненависть, презрение, страх, — но только не уважение».

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях