Простота

Простота — единственная дозволительная форма, в которой мог свободно проявляться индивидуализм. В среде, где личное сознание было трагедией для всякого, доросшего до него, но убежденного в его греховности и необходимости его подавления, простак не испытывает угнетения от сознания своей оригинальности… Индивидуализм не был порождением мистики, потому что мистика сама есть одна из форм проявления индивидуализма. Скорее эти явления объясняются общим культурным подъемом конца XI и начала XII в.».

Назревающее противоречие мирского, чувственного и аскетически-упорядоченного духовного присутствует даже в благочестивой легенде о Граале, послужившей основным сюжетом «Парцифаля» Вольфрама фон Эшенбаха. «В нем идея божественного искупления, конечно, составляет основной фон содержания… Настоящим предметом этого поэтического произведения являются любовные и военные приключения. Мирское оттеснило религиозное. Так было и в других светских поэтических произведениях. Например, Ульрих фон Лихтенштейн в его Frauendiensf заявляет, что совершил свой крестовый поход не из-за бога, а из-за своей дамы. «И клянусь вам Богом, что я отправляюсь в путь исключительно для того, чтобы услужить вам». И ему гораздо больше нравится жить в сердце своей дамы, чем в царстве небесном. «В царстве небесном я, наверно, не буду так охотно», — меланхолически заявляет он». Земное как бы одерживает верх в поэме о Тристане и Изольде Готфрида Страсбургского, предметом которой «была страсть чувственной любви, переходящая всякие границы общепринятой нравственности». В целом же, «в XIII в. религиозность и мирской дух, который еще будет торжествовать свои победы в XIV—XVI вв., противостоят друг другу, не смешиваясь, взаимно друг друга выделяя и толкая к самоопределению».

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях