Наблюдается

Наблюдается какая-то «жажда возможно больше узнать о вере, везде ее найти», даже в том, что искони считалось противным ей, и, в частности, в материальном, телесном, человеческом. Первые попытки были по-детски беспомощны, неуверенны, слабы и, столь же по-детски, универсальны, максималистски. Всё на свете XIII век рассматривал «под углом зрения веры», но как-то неумело, беспорядочно, суетливо, мелочно, фрагментарно. Знания о внешнем мире расширяются, но сообщение новых сведений сопровождается весьма индивидуалистически и чувственно-физически окрашенными поисками истин веры.

Жгучее и все усиливающееся стремление к очеловечению своего «я», которое было почти начисто лишено человеческого, проявлялось иной раз в младенчески-наивных формах. Так, «темный» (в смысле необразованный богословски) ересиарх Сегарелли спросит себя: не надо ли буквально воспроизвести жизнь Христа — сначала запеленать себя и пососать грудь, а потом уже начать проповедовать?

Вера странным образом смешивается с познанием, божественное — с мирским. Это приводит к столь же странным экспериментам и рассуждениям: «Если сладострастие грех духовный, то человек, чуждый ему, должен не испытывать волнения, лежа в одной постели с нагою женщиной, а если важен материальный факт падения, то не грех целоваться и играть своею чувственностью»24. «Вера и была знанием, они совпадали. «Знали», что есть бог, сатана, загробная жизнь и воздаяние. Субъективно речь шла не о внереальном, а о реальности высшего порядка». В эпоху Ренессанса «античная мифология, мертвая сама по себе, включалась в некий сплав (христианство, гротеск, магия, рыцарская легенда), который в целом был еще мифологической реальностью мышления, его разумом, а не предрассудком, кровью культуры, а не реминисценцией».

Категория: Новости
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.

Такое вот кино в наших новостях